Марии Орловой обидно, что с ней так поступили

26 октября в Псковском областном суде подсудимая Мария Орлова, обвиняемая в получении взятки в качестве Главы Выставской волости и должностном подлоге, дала показания. Мария Орлова рассказала суду, что в мае 2009 года к ней в служебный кабинет пришел Валерий Егизеков и просил помочь с регистрацией. При этом Егизеков начал закрывать открытую ранее дверь в кабинет Орловой, но она его остановила и просила оставить ее открытой, сказав, что у нее секретов нет.

Все для волости

На вопрос, почему он пришел именно к Орловой, посетитель ответил, что ему о ней говорила Нина Степанова из Карамышево. Подсудимая пояснила суду, что такой женщины она не знает. Егизеков «слезно» просил прописаться, давил на жалость, спрашивал, чем может помочь. Мария Орлова знала, что в хозяйстве требуются работники, спросила его, какую работу он может сделать. Тот ответил, что любую, и у него еще есть двое друзей, которым тоже нужна регистрация. Также в один момент он встал и тихо стал говорить: «30 тысяч рублей, 20, 10, 5?». На что Мария Орлова ответила, что ей лично деньги не нужны, но можно оказать помощь по благоустройству детской площадки. Во время этой встречи она сообщила Егизекову какие документы нужны для регистрации. Как сказала подсудимая, она поверила этому человеку и захотела помочь, тем более, что в колхозе нужны были работники.

Через пару дней после этого она обратилась к директору ООО «Нива» (колхоз) Брынзе, рассказав, что к ней обратились люди за регистрацией и выражают готовность поработать. Директор сказал, что готов рассмотреть вопрос о помещении, где можно было бы этих людей зарегистрировать.

29 июня утром, когда Мария Орлова была в деревне Быстрецово к ней в кабинет вошел Егизеков, который принес пакет документов для регистрации. Она дала ему форму заявления, которую тот заполнил. Мария Орлова пояснила, что прописала Егизекова, поскольку руководитель колхоза обещал предоставить помещение. Она также сказала Егизекову, что ему нужно сняться с учета в военкомате. Потом они попрощались, Егизеков встал и вышел.

В этот момент в коридоре стояли люди. Егизеков зашел обратно, кинул на стол деньги и выскочил. Свой поступок он объяснил тем, что он благодарит за регистрацию: «Вам на шоколадку». В этот момент к Орловой пришла посетительница, и она была вынуждена уделить ей внимание. После того, как она ушла, Орлова взяла деньги 1,5 тысячи рублейи вышла в поисках Егизекова, но его уже не было.

Мария Орлова в этот же день написала заявление, что получила 1,5 тысячи рублей, чтобы оприходовать их по бухгалтерии. Но бухгалтера не было на месте, а через пару дней, когда  бухгалтер вышла на работу, она сказала, что не знает, как принять эти деньги, и предложила, чтобы они пока полежали у Орловой. Еще позже поступило предложение купить на них бумагу. Впоследствии на эти деньги были куплены канцелярские товары для администрации волости, которые и были оприходованы.

Больше Егизекова Орлова не видела. Они только созванивались. 29 июня он оставлял ей паспорт и военный билет через охранника в администрации Псковского района. Обратно она его передавала ему тем же путем.

30 июня Орлова подошла к руководителю колхоза «Нива» и отдала ему заявление от Егизекова, которое тот подписал. Он также дал указание своей сотруднице составить договор найма жилья, что и было сделано.

«День суда»:

Отметим, что директор колхоза, давая показания в суде, сообщил, что никакой предварительной договоренности у него с Орловой по поводу предоставления помещения для работников не было. Об этом он узнал только 30 июня, когда она пришла к нему за договором. Почему Брынза дал такие показания, подсудимая объяснить не смогла.

Подписать договор Егизеков не приехал. Что касается, своих друзей, которых он просил зарегистрировать, то по поводу них, по словам Егизекова, к Орловой должен был обратиться Василий.

14 июля 2009 года Орловой на рабочий телефон позвонил Василий и сообщил, что он от Валерия по поводу регистрации. 15 июля 2009 года Василий и гражданин Сафиров подъехали к администрации Псковского района, где Василий окликнул проходящую мимо Орлову. Хотя, как пояснила подсудимая, она себя ему по телефону не описывала.  Василий показал ей два паспорта лиц, которых надо зарегистрировать, и указал на одного из низ — Сафирова. Орлова посмотрела представленные ей Василием документы на этих лиц и сообщила, какие еще документы нужны. Также в разговоре Василий сказал: «Валера сказал, что за такую работу надо 15 тысяч». Орлова ничего не ответила. Как она пояснила, она воспринимала эти называемые суммы только как спонсорскую помощь волости.

16 июня 2009 года утром Орлова обсуждала с сотрудниками администрации волости подготовку к предстоящему празднику: Дню села. В разговоре она упоминала, что на проведение праздника будет спонсорская помощь. При этом подсудимая полагала, что эта помощь будет оформлена, как  положено.

28 июля утром позвонил Василий по поводу регистрации, и она ему сказала, чтобы приезжал после обеда в Быстрецово, где находился бухгалтер.

Но Сафиров и Мальцев приехали раньше, в 12-м часу в Выставку. Они зашли в кабинет, Сафиров сел, а Мальцев остался стоять. Мальцев подал Орловой документы на регистрацию, среди которых она увидела справки об освобождении.

Далее Орлова дала посетителям бланки для заполнения, которые на обоих заполнил Мальцев, поскольку у Сафирова не оказалось очков. Подписывали они каждый свой бланк самостоятельно. Подсудимая сказала, что Сафиров все время в руках держал деньги и говорил: «Нам даны деньги, по 7,5 тысяч». На что именно даны, и кем даны, Орлова не интересовалась. У Мальцева в руках тоже были деньги.

Также когда Мальцев заполнял бланки, он поинтересовался, кто предоставляет жилье для регистрации. На это Орлова ответила, что жилье предоставляет колхоз и показала рукой на здание колхоза за окном. Пока Мальцев заполнял бланки, Орлова тоже заполняла нужные формы и говорила, что после этого они дойдут до управления колхозом, чтобы договор найма подписать, и чтобы руководитель заявления подписал.

Подсудимая сообщила суду, что тот факт, что люди были судимы, ее очень сильно напугал. И поэтому она говорила «лишь бы что», «сама не понимала, что говорила», потому что от них всего можно было ожидать.

«День суда»: как следует из видеозаписи, к этому «лишь бы что» относятся следующие фразы:

Мужчина2: насчет копеек, это самое, Василий нам говорил по 5 тысяч.
Женщина: да, правильно.
Мужчина 2: У нас вообще с собой 7,5 тысяч. Но это на троих 15 было.
Женщина: Да, да.
Мужчина2: Ну вы скажите, чтоб мы в долгу не были. Мало ли понадобится что.
Женщина: Если говорите,  я много задираю, то вы не подумайте. Мне в хозяйство отдавать надо. Себе мне ничего не надо.

После этого разговора Мальцев положил деньги на стол. На столе у Орловой лежала книга с реестром нотариальных действий и журнал целевых сборов. Орлова воспринимала деньги от Мальцева как спонсорскую помощь и записала в этот журнал, хотя он не для таких записей. Подсудимая объяснила, что записала туда, чтобы люди не говорили, что деньги присвоены. Составлять бухгалтерские документы Орлова права не имела, а кассира или бухгалтера не было. Сразу после того, как она внесла в журнал запись на Мальцева, в кабинет вошли сотрудники милиции и предложили выдать деньги, оружие и запрещенные предметы.

Суд попытался выяснить, каким образом деньги попали в полочку стола,  и кто их туда положил, однако подсудимая сообщила, что не помнит этого момента: может быть она убрала, может быть, и не она. Помнит точно только, что когда деньги Мальцев и Сафиров положили на стол, то попросили пересчитать, и она их пересчитала.

Мария Орлова не смогла ответить прокурору на вопрос, почему она назвала Сафирову и Мальцеву сумму в 5 тысяч рублей и 500 рублей целевой сбор. Подсудимая ссылалась на состояние волнения, в котором находилась от страха, поэтому не понимала, что говорила. На это прокурор отметил, что на видеозаписи волнения не видно. Наоборот, зафиксировано, как Орлова читает нотации Сафирову.

Подсудимая сообщила, что на видеозаписи разговор ее с Сафировым и Мальцевым отражен не полностью. В частности, отсутствует тот момент, когда она показывала на здание колхоза и говорила, что потом они пойдут туда. Отсутствуют и события, которые были после того, как деньги были положены на стол.

Кому мешала Мария Орлова?

«Специально все это было сделано, я так понимаю. Кому-то надо было. Я никогда денег не брала. У меня в жизни не было такого. Сколько лет я отработала… Просто мне обидно, что со мной так поступили», — сказала подсудимая.

В качестве недоброжелателей Мария Орлова назвала пьющих людей, живущих в волости, и участковых инспекторов милиции, которые не выполняли свою работу, хотя она неоднократно жаловалась им на отсутствие порядка.

Отметим, что защита Орловой считает ключевым моментом в данном деле позицию Марии Орловой как главы Выставской волости по поводу объединения волостей, которое проходило как раз в это время. Мария Орлова не скрывала своей позиции, что она против объединения, хотя подчеркивала, что будет так, как решит население. В этой связи важным представляется то, что при подготовке оперативного эксперимента против Орловой его участнику Сафирову объясняли, что целью данного мероприятия является снятие Орловой с должности,  потому что она якобы регистрирует всех направо/налево. Однако, согласно данным справки Карамышевской волости (в которую вошла Выставская после снятия Орловой с должности и объединения волостей), Мария Орлова зарегистрировала в 2008 году всего двух человек, а в 2009 году пятерых, один из которых Егизеков. С учетом того, что Мальцев и Сафиров окончательно зарегистрированы так и не были, никаких других нарушений при регистрации оставшихся шести человек не было.

Отвечая на вопросы защиты, Мария Орлова также сообщила, что 29 июля, когда она вместе с оперуполномоченным Прокоповым и адвокатом Белогубовой ехала в машине на обыск, Прокопов спросил ее, почему она говорит, что Егизеков дал ей 1,5 тысячи рублей, когда он дал 2 тысячи. Прокопов сказал ей тогда, что она присвоила 500 рублей. Подсудимая настаивала, что Егизеков оставил именно 1,5 тысячи рублей.

Суд попытался выяснить у Марии Орловой, почему она так хотела помочь Егизекову с его регистрацией и регистрацией еще двух лиц, хотя сам Егизеков подвел ее, не выполнил обещаний – не приехал, чтобы подписать договор найма и поработать, не помог с детской площадкой. Мария Орлова ответила лишь то, что раньше такого никогда не было, что поверила ему и хотела помочь.

Суд: Может быть, вам настолько была важна спонсорская помощь для праздника День села?
Подсудимая: Нет.
Суд: Василий вам говорит, что за эту работу (регистрацию) нужно заплатить 15 тысяч рублей. Почему вы не говорите ему, что регистрация это бесплатная процедура?
Подсудимая: Не знаю, я поторопилась…
Суд: Вот вы доторопились, что сейчас подсудимой выступаете. Достойный человек, про которого никто плохого слова из деревни не сказал.

Население волости считает происшедшее  недоразумением, а главы сельских поселений — сфабрикованным делом

До того, как Мария Орлова стала давать показания, судом были исследованы ее характеризующие данные, сплошь положительные. Также защита приобщила к материалам дела протоколы собрания жителей деревень Выставка и Быстрецово, в котором указано, что собравшиеся принимают к сведению информацию об уголовном деле в отношении Орловой, выражают ей полное доверие, считают произошедшее 28 июля недоразумением и дисциплинарным проступком, просят суд справедливо рассмотреть дело, не лишать свободы честного человека и отдать ее на поруки общественности. Также в суд было передано обращение глав сельских поселений Псковского района, которые считают обвинение, предъявленное Орловой, сфабрикованным для отчетности правоохранительных органов.

«Штатный» взяткодатель

Кроме того, в качестве доказательства защита представила приговор от 2005 года по делу начальника следственного отдела ОВД Псковского района Дмитрия Ушаевича, признанного виновным в получении взятки. Ушакевич был уличен в получении взятки в результате оперативного эксперимента, участником которого был тот же самый Валерий Егизеков. В связи с этим адвокаты подсудимой полагают, что Егизеков оказывает оперативным подразделениям УВД содействие на конфиденциальной основе и является «штатным» взяткодателем в деле создания видимости борьбы с коррупцией.  Защита ходатайствовала об истребовании данных телефонных соединений с телефонов Егизекова, чтобы доказать, что его действия направлялись сотрудниками милиции, однако в удовлетворении ходатайства было отказано, поскольку Егизеков даже не фигурирует в обвинении.

Стоит отметить, что изначально государственное обвинение заявляло о допросе в судебном заседании свидетеля Валерия Егизекова, от которого и поступило заявление в правоохранительные органы о том, что Орлова берет взятки. Однако суд и прокурор не смогли установить место нахождения свидетеля. Вместе с тем адвокату Попову это сделать удалось. Как он сообщил суду, он просто набрал его мобильный номер, и тот ответил. В связи с этим защита считает, что гособвинение уклоняется от обеспечения явки свидетеля. Однако суд заметил, что судом были приняты возможные меры к его явке, а обязывать прокурора представлять какие-либо доказательства суд не может.

Источник: День суда
Ранее: Дело о взяточничестве главы Выставской волости Псковского района расcмотрит Псковский областной суд
Главу Выставской волости спровоцировали на взятку сотрудники милиции – заявляет защита
Оперативный эксперимент или провокация преступления
Паспорт, участвовавший в оперативном эксперименте, «завис» в суде
Необходимости в назначении экспертиз по делу Марии Орловой суд не усмотрел

4 коммент. к записи “Марии Орловой обидно, что с ней так поступили”

  1. Спасибо вам за сайт, очень полезный ресурс, мне ВСЁ-ВСЁ-ВСЁ здесь очень нравится…

  2. Антон:

    Обыдно да?

  3. александр:

    любишь кататься люби и саночки возить

  4. Занятно!!! Удачи…

Прокомментировать

Subscribe to RSS Feed

Яндекс.Метрика